«Мавританец»: Рецензия Киноафиши

0 44

«Мавританец»: Рецензия Киноафиши

Сдержанная юридическая драма о пределах правосудия.

Через два месяца после теракта 11 сентября мавританская полиция задерживает на семейном празднике молодого человека Мохаммеда Ульд Слахи. «Американцы хотят поговорить с тобой», – объясняет ему офицер. «Не волнуйся, мама, я скоро вернусь», – обещает Мохаммед. Больше он ее не увидит: мать умрет, так и не дождавшись освобождения сына.

История, рассказанная в новом фильме Кевина Макдональда «Мавританец», – реальная. Мохаммед Слахи провел под арестом шестнадцать лет. Из них четырнадцать – в печально известной тюрьме Гуантанамо на Кубе. Он был одним из немногих заключенных, в отношении кого правительство США признало применение «особых методов дознания». То есть пыток. Его подозревали в том, что именно он вербовал для «Аль-Каиды» (запрещенной на территории РФ) исполнителей теракта 11 сентября. Обвинение ему при этом так и не было предъявлено. О своей жизни в тюремном аду Слахи, еще будучи в заключении, написал мемуары «Дневник Гуантанамо», ставший, конечно, бестселлером. По книге и снято кино.

«Мавританец»: Рецензия Киноафиши

Мавританец

В этих бесконечных мытарствах на обвиняемого устремлены прежде всего два взгляда. Адвокатом вызывается быть активистка-правозащитница Нэнси Холландер – ее роль исполняет Джоди Фостер. Как говорится в фильме, «Холландер воюет с правительством со времен Вьетнама». В это легко поверить: Фостер в своем лучшем духе воплощает абсолютно несгибаемую, рациональную героиню, еще более жесткую, пожалуй, чем ее юная агент Старлинг. Такой стальной ангел справедливости с металлического цвета волосами, пожалуй, пугает больше, чем ее оппонент, обвинитель. Полковника Стюарта Коуча играет Бенедикт Камбербэтч, на котором по-прежнему ладно, как в «1917», сидит военная форма. Коуч тоже абсолютно предан своей задаче и готов добиваться смертной казни для осуждаемого. Более того, у него есть и соблазн стать праведным мстителем: пилотом одного из «Боингов», угнанного террористами 11 сентября, был его друг. Но есть в герое Камбербэтча и какая-то мягкость, большая, чем в его прежнем «Шерлоке».

Рядом с этими значительными, выразительнейшими фигурами образ самого Слахи (которого очень деликатно сыграл алжирский француз Тахар Рахим) как-то даже меркнет. Фильм недаром носит свое название – узник лишается и своей индивидуальности, и своего имени. Для охранников и следователей он – номер 760. Собратья-заключенные, с которыми удается перекликнуться, тоже избегают представляться. Для них он просто «мавританец». Се – человек, как сказано было про другого ближневосточного заключенного. Слахи становится просто человеком как таковым, зажатым в тисках и шестеренках государственной машины… Правосудия ли?

«Мавританец»: Рецензия Киноафиши

Мавританец

Сперва кажется, что режиссер Макдональд избегает разговора о том, виновен ли Слахи, из соображений сюжета, чтоб не нарушать ход юридической драмы. Вроде бы он ездил в начале девяностых в тренировочный лагерь «Аль-Каиды», потом воевал в Афганистане… Что серьезней, его кузен – правая рука бен Ладена. Размеренное, но интенсивное течение фильма разбавляют сцены не то что комические – гротескно-истерические, на уровне «После прочтения сжечь» Коэнов. В Гуантанамо посетителей привозит веселенький желтый автобус вроде школьного. Брат звонит Слахи с телефона бен Ладена. Адвокат получает материалы дела – листы, похожие на черный квадрат Малевича. Все вымарано цензурой спецслужб. Пытается узнать: действительно ли содержится в Гуантанамо заключенный Слахи? «Его там как бы нет». Все это подано нарочито забавно, и так Макдональд расслабляет зрителя, чтоб затем неожиданно дать ему под дых. Абсурдизм переходит в «1984», в комнату 101, реалистическую спокойную манеру сменяет стиль психоделических клипов: охранники в масках животных, гремящий хеви-метал, изнасилования, побои, пытки водой, холодом, галлюцинации заключенного, где смешивается настоящее и прошлое…

В какой-то момент, узнав обо всем этом, оба наблюдателя – и защитница, и обвинитель – внезапно для себя сходятся в одной точке. Вопрос виновности Слахи отходит на второй план. Обвиняемой становится сама государственная система, способная ради своей защиты нарушить все свои принципы. И в этом Макдональд, конечно, следует по стопам любого достойного представителя жанра – будь то «Двенадцать разгневанных мужчин» или даже наше «Место встречи изменить нельзя». Вот любителям юридических драм, переходящих в экзистенциальные, и можно посоветовать этот фильм. А впрочем, и всем, кто следит за новостями в 2021 году.

Фёдор Дубшан

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.